Если вы считаете сайт интересным, можете отблагодарить автора за его создание и поддержку на протяжении 13 лет.

 


Дорога в тысячу верст

1968, 79 мин., «Казахфильм»
Режиссер и сценарист Александр Карпов, сценарист Калихан Искаков, композитор Эдуард Хагагортян
В ролях Сатимжан Санбаев, Нурмухан Жантурин, Нуржуман Ихтымбаев, Альфонс Калпакс, Евгений Попов, Муратбек Рыскулов, Елубай Умурзаков, Амина Умурзакова

Историко-революционный фильм, посвященный славному сыну казахского народа Алибию Джангильдину. 1918 год. Каспий. Комиссар Алиби и чех Янош ведут караван с боеприпасами для туркестанского флота. Помочь отряду в трудном переходе берется дехканин Сардарбек со своими джигитами. После пропажи трех винтовок и засады, в которую попадают разведчики отряда, Алиби начинает подозревать проводника. Вскоре отряд приходит в родной аул Сардарбека. Но аул оказался разоренным и сожженным белыми во главе с офицером Кубеевым. Потрясенный дехканин признается комиссару, что был в сговоре с Кубеевым и хотел ограбить отряд. Оставив отряду своих джигитов, Сардарбек отправляется на поиски Кубеева, чтобы рассчитаться с ним за сожженный аул…
Алиби Тогжанович Джангильдин (1884-1953)-казахский революционер и путешественник, участник гражданской войны. Родился в 1884 году в ауле Койдаул Тургайской области в семье бедняка-шаруа. Происходит из племени кыпшак. Когда Алиби было 10 лет, проезжавший мимо учитель, который был на тот момент преподавателем Тургайской ремесленной школы, заметил в мальчике способности к запоминанию и познанию и предложил ему приехать к нему в школу. Вскоре после этого Алиби убежал из дома и с попутным караваном приехал в Тургай. Он познакомился с учениками и преподавателями школы, среди которых был ссыльный учитель труда, с которым у него возникла дружба, гораздо большая, чем между учеником и преподавателем. Именно здесь впервые он столкнулся с неизмеримой роскошью и беднотой, именно в Тургае произошла его первая встреча с батыром Амангельды Имановым. Вскоре по наставлению богатых родственников отец забрал его из училища. Но в течение нескольких месяцев, проведенных дома, Алиби осознал всю несправедливость и обман царящую в степи. Он бежал из дома и отправился в Кустанай, где с легкостью, благодаря своей незаурядной памяти и знаниям полученным в Тургае, поступил в русско-казахскую школу. Но и здесь отец его нашел и только по просьбе начальника училища, весьма уважаемого господина, согласился оставить его в школе. За год освоив весь материал и успешно сдав экзамены, Алиби Джангильдин по направлению школы уехал в Оренбург, где поступил в духовную консисторию. Здесь он встретился с влиятельными в степи земляками, но понимал, что их цели, может быть, и благородные, не могут видоизменить все давние обычаи и устои в степи. Освоив и сдав экзамены намного быстрей программы, благо, что вся суть обучения заключалась в заучивании духовных цитат, он уехал в Казань. В автобиографии от 7 января 1947 года он писал: «Родился в 1884 году в Кустанайской области, в местечке Кайдаул. Родители-казахские батраки из рода кыпчаков Средней орды. Ношу фамилию по деду, знаменитому казахскому батыру Танирбергену Джангильдину. С малолетства я стремился к учению, но не было средств, и до 10 лет я-в ауле. После бежал из родительского дома в город Тургай, где поступил в школу. Но отец разыскал меня и вернул с побоями домой. Все-таки мысль об учебе не оставляла меня, и через два года, 12-летним мальчиком, я вторично бежал в Кустанай и снова поступил во вторую русско-казахскую школу. Отец и тут отыскал меня и всячески старался вернуть домой, но инспектор с трудом уговорил его оставить меня учиться. В 1902 году меня направили в учительскую семинарию города Казани. В 1905 году я принимал участие в революционном движении студенчества. Администрация, желая «определить» меня на «правильный путь», перевела на исторический факультет московской академии. Со второго курса я был исключен из академии за революционную деятельность». После отчисления из Московской духовной академии Джангильдин подрабатывал рекламным агентом-собирал объявления для газеты «Утро России» и распространял либретто кинотеатра «Континенталь» на Охотном Ряду (во времена немого кино зрителям выдавалась программка с кратким содержанием фильма). В 1910 году Джангильдин решил уехать из Москвы. Он разместил в газете объявление о поиске спутников в пешее кругосветное путешествие. Отозвались трое: учитель естествознания из Самары Пламеневский, инженер-технолог из Санкт-Петербурга Полевой и преподаватель Московского коммерческого училища Погодин. В июле 1910 года они вчетвером отправились в путешествие, которое для Джангильдина продлится почти два с половиной года. «На мне были крепкие спортивные башмаки, короткая куртка, войлочная кавказская шляпа, дорожная сумка за спиной, двадцать пять рублей денег в кармане и фотографический аппарат»-вспоминал впоследствии Джангильдин в книге «Мой путь». Книжка путешественника вокруг света была выдана Джангильдину на имя Николая Степнова (революционный псевдоним Джангильдина). В день путешественники проходили по 40-50 км, в некоторых населенных пунктах останавливались на несколько дней. Чтобы заработать на еду, устраивали лекции, платные вечера. Джангильдин продавал фотокарточки со своим портретом и видами мест, в которых они уже побывали. Полноценного кругосветного путешествия не получилось. До Америки путешественники так и не добрались. Из Москвы дошли до Санкт-Петербурга, оттуда-в Красное Село, Лугу, затем в Псков. Вильна (современное название-Вильнюс), Варшава, Прага, Вена. В столице Австро-Венгерской империи пути их разошлись. Пламенецкий остался в Вене, Полевой и Погодин отправились в Швейцарию. Джангильдин пошел своим путем. В автобиографии от 7 января 1947 года он писал: «Я провел в жизнь задуманное мною кругосветное путешествие, и пешком прошел Польшу, Австро-Венгрию, Сербию, Болгарию, Турцию, Палестину, Африку, Египет, Абиссинию. На жизнь зарабатывал, делая фотоснимки проходимых мест и продавая их за хорошую цену. Обратно прошел через Аравийский полуостров, Месопотамию, Персию, Индию, остров Цейлон, Малайский Архипелаг, Индостан, Сиамское королевство, Анаму, южную часть Китая, остров Формоз, в 1912 году прибыл в Японию. Таким образом, за пять лет я прошел 12 тысяч верст». В 1912 году Джангильдин вернулся через Сибирь в Москву, где губернатор Владимир Джунковский поставил ему последнюю отметку в книжке путешественника. В Швейцарии Джангильдин познакомился с русскими политическими эмигрантами и впервые встретился с Лениным. В путешествии он написал «Книгу путешественника вокруг света Н. Степнова, он же Али-Бей Джангильдин. Из Москвы 1910 года мая месяца». Вскоре после возвращения из путешествия Джангильдин поехал в родную Тургайскую область, но пробыл там всего неделю, так как по приказу местного губернатора вынужден был покинуть родину. В 1913 году он работал в Крыму метеорологом и вел революционную работу среди местных татар. В 1915 году, в разгар Первой мировой войны, Алиби Джангильдин в Петрограде вступил в ряды РСДРП(б). Коммунистической партии (б) официально состою с 1915 года. Партийный билет получил из рук Ленина за его же подписью. В 1916 году по заданию партии Джангильдин инкогнито пробрался из Крыма в казахские степи и во время мобилизации казахов на тыловые работы вместе с Амангельды Имановым поднял вооруженное восстание против царского правительства, которое продолжалось вплоть до Февральской революции. «О моем появлении-писал он-было донесено тургайскому губернатору, и последний издал приказ-поймать меня живым или мертвым и доставить в Оренбург. Поэтому в начале 1917 года я был делегирован повстанцами против царизма в Бухару и пробыл там до Февральской революции». После свержения царизма Алиби Джангильдин выехал в Петроград, где установил связи с большевиками. От только что сформировавшегося Совета рабочих и солдатских депутатов он получил удостоверение для ведения агитации и пропаганды среди казахов. Но, прибыв в Тургай, он был арестован по приказанию областного комиссара временного правительства Алихана Букейханова. Только через два месяца его освободили, и он немедля уехал в Петроград. Летом 1917 года он вернулся в родные края в качестве инструктора Петроградского Совета. Джангильдин выступал на митингах и собраниях, агитируя против Временного правительства, проводил работу по агитации в пользу большевистской партии. Известие о Великой Октябрьской социалистической революции и захвате власти большевиками побудили его ехать в Москву, куда уже переместилась столица. Он встретился с Лениным, и оказалось, что эта встреча не первая. В Европе Ленин был на встрече с путешественником и хорошо ее запомнил, чего Джангильдин не мог сказать в свою очередь. В декабре 1917 года Алиби Джангильдин был назначен временным комиссаром Тургайской области. В январе 1918 года Алиби Джангильдин пообещал Сталину создать пробольшевистские силы в Тургайской области, чтобы подорвать усилия партии «Алаш» (казахская политическая партия интеллигенции, служащих и мелких собственников, близкая к кадетам; ликвидирована большевиками в 1920 г., многие ее видные члены были репрессированы) по созданию автономии. 4 апреля 1918 года Джангильдин был арестован частями атамана Дутова во время налета на Оренбург, но благодаря счастливой случайности смог бежать. С 16 апреля по 3 июля 1918 года по инициативе Джангильдина в Оренбурге выходила казахскоязычная газета «Казах муны»-орган Тургайского областного Совета рабочих и крестьянских киргизских депутатов. Ее редактором был Назир Тюрякулов. Помимо публикаций декретов советской власти, газета вела пропагандистскую борьбу с алаш-ординцами и белогвардейцами. Издание прекратилось после взятия Оренбурга белыми казаками под командованием атамана Дутова. В апреле 1918 года Тургайский облисполкомом направил в Москву делегацию во главе с Джангильдиным для получения вооружения, боеприпасов и денежных средств. 14 мая 1918 года Джангильдин был назначен Чрезвычайным военным комиссаром Степного края. В июне он вновь приезжает в Москву. В его распоряжение было выделено 68 миллионов рублей для Туркестана и Тургайской области, а также оружие, боеприпасы, медикаменты. Для доставки этого важнейшего груза был создан Интернациональный отряд, прибывший в начале августа 1918 года в Астрахань, чтобы отсюда начать поход через безводные степи на помощь бойцам, сражающимся с контрреволюцией. Отряды Джангильдина подавили контрреволюционное восстание в Астрахани и в форте Александровск на Каспийском море. Дальше они отправились в адаевские края с запасами патронов и снарядов, высадились на полуострове Бузачи. Сформировали здесь экспедицию, имея 300 верблюдов и 600 лошадей. Пройдя около 3000 верст за два месяца, доставили патроны и снаряды на Актюбинско-Туркестанский фронт. Около 2 300 километров прошли по пустыне красные конники отряда Джангильдина. 11 ноября 1918 года они прибыли на станцию Челкар и передали вооружение и боеприпасы командованию Оренбургского фронта. Поход продолжался 71 сутки. Груз каравана составлял около 2000 винтовок, 1 500 000 патронов, 24 пулемета, военное снаряжение и медикаменты. В 1920 году военные операции против контрреволюционеров в республике были завершены. Алиби Джангильдин принял самое деятельное участие в подготовке и работе 1-го учредительного съезда Советов Казахстана, провозгласившего, в соответствии с ленинским декретом от 26 августа 1920 года, создание Киргизской Автономной Советской Социалистической Республики (казахская национальная автономия в составе РСФСР). Съезд избрал его членом Президиума первого состава и заместителем председателя Центрального Исполнительного Комитета Республики, наркомом социального обеспечения. Алиби Джангильдин представлял партийную организацию Казахстана на 1-м Всероссийском совещании коммунистических организаций народов Востока в январе 1921 года. Также состоял председателем Союза «Кошчи». 18 февраля 1922 года на совещании партийных и государственных органов Киргизской АССР для распространения коммунистических идей среди местного населения принято решение о подготовке «Красного каравана». Политическим комиссаром и руководителем каравана назначен Алиби Джангильдин. Для каравана подобрали библиотеку политической и сельскохозяйственной литературы на казахском языке, плакаты, диапозитивы. В состав каравана вошли: агроповозка-выставка, передвижная амбулатория и ветпункт. С 20 мая по 26 августа 1922 года «Красный караван» прошел более 3 тыс. км, пересек с запада на восток почти всю республику. Караван шел по территории, хуже всего обеспеченной средствами сообщения и связи со столицей республики, останавливался в 37 аулах 26 волостей. Джангильдин лично провел 25 митингов и 115 бесед с трудящимися. По его распоряжению из фонда каравана оказывалась продовольственная и денежная помощь пострадавшим от голода и джута (массового падежа скота) 1921 года. Джангильдин на протяжении полутора десятилетий занимал высокие посты в партийных и государственных органах Казакской АССР (так с 1925 г. называлась Киргизская АССР, в феврале 1936 г. была переименована в Казахскую АССР, а в декабре 1936 г. получила статус союзной республики, став Казахской ССР). В 1928 г. Джангильдин еще раз в качестве политкомиссара провел «Красный караван» из Оренбурга в степи Мангышлака. С июля по октябрь 1937 г. исполнял обязанности председателя ЦИК Казахской ССР. В 1937 г. Джангильдин был снят со всех партийных должностей и назначен начальником управления заповедниками и охраны памятников старины при Совете народных комиссаров Казахской ССР. 14 июля 1941 г. Алиби Джангильдин написал письмо Сталину с просьбой направить его на фронт. Но ему было отказано, так как в тылу он принесет больше пользы. В годы войны Джангильдин занимался формированием воинских частей и соединений на территории Казахстана, размещением людей и оборудования, эвакуированных в Казахстан из оккупированных западных районов страны, вел политическую и пропагандистскую работу среди отправлявшихся на фронт. Умер Алиби Джангильдин в 1953 году. Похоронен на Центральном кладбище Алма-Аты.