Если вы считаете сайт интересным, можете отблагодарить автора за его создание и поддержку на протяжении 13 лет.

 


Рамазан

1933, 62 мин., «Узбекгоскино»
Режиссер и сценарист Наби Ганиев
В ролях Эргаш Хамраев, Рашид Ахмедов, Юнис Нариманов

О росте сознания бедняка узбека в условиях борьбы с религиозными предрассудками и классовыми врагами. Узбекистан начала тридцатых годов прошлого века. Бай, мулла и замаскировавшийся враг пытаются использовать мусульманский праздник рамазан, чтобы сорвать работу на хлопковых полях…
Узбекистан начала 1930-х годов. В одном из кишлаков противники советской власти-бай, мулла и замаскировавшийся враг-председатель колхоза-решают использовать мусульманский праздник Рамазан для того, чтобы сорвать работу на хлопковых полях колхоза, и некоторые дехкане поддаются агитации муллы-держат пост и не могут работать в поле. Истово выполняет законы Рамазана и единоличник Тимур-байский батрак. Тимур-честный и религиозный человек, трудолюбивый работник хозяйничающий и для себя, и успевающий работать и в мечети, и на бая, мечтает совершить паломничество в Мекку.
Бай одалживает Тимуру сравнительно крупную сумму денег на паломничество, но кто-то похищает эти деньги. В это время для ремонта плотины колхозники сооружают канатную дорогу, но чья-то рука обрезает канат и председатель партийной ячейки чуть не погибает. Тимур, без раздумий бросившийся на спасение, потом после упреков муллы, что купался во время поста, понимает, что раз мулла его видел, то и канат перерезал он. Тимур узнает, что деньги украл сам бай-чтобы настроить его против колхозников. И когда соблюдающий, как и другие верующие декхане, пост, батрак застает врасплох пирующих днем своих хозяев, он порывает со своими лицемерными «благодетелями» и вступает в колхоз…
Киновед Х. Н. Абул-Касымова заметила, что режиссер сам написал сценарий к фильму, оставшись недовольным предыдущим фильмом «Подъем», хотя тот был и успешным, но его сценарий, написанный Николаем Кладо, не учитывал местные особенности. Ганиев обратился к весьма актуальной для Узбекистана тех лет теме-он показал, как муллы и баи срывают сельскохозяйственные работы, требуя от трудящихся строгого соблюдения поста продолжающегося весь месяц рамазан. «Юридически единоличник-фактически слуга бая»-такой надписью в начале фильма Ганиев характеризует бедняка Тимура. Покорный воле муллы, Тимур помогает хозяину во время поста. Но затем убеждается, что не верность религиозным установлениям, а ненависть к колхозам определяет поведение муллы и баев. Сценарист-режиссер ставит перед собой в «Рамазане» конкретную и точную задачу-разоблачить религиозные предрассудки, одурманивающие сознание колхозников, мешающие укреплению Советской власти в деревне. На примере своего главного героя Тимура, простого дехканина, который постепенно, после сложной душевной борьбы, убеждается в бессмысленности и лживости религиозных догматов, Ганиев показывает ростки нового в мировоззрении простых дехкан. Клоэ Дрие, специалист по истории узбекского кинематографа из Французский исследователь НЦНИ Франции, отмечала, что фильм, преподносящийся как антирелигиозный, к удивлению не содержит критики религии как таковой-ни вера, ни верующие, ни религиозные предписания в фильме никак на затрагиваются. В этом антирелигиозном фильме ислам никогда не подвергается нападкам со стороны, ни его представители, ни его практики. Как же тогда религиозный делегитизм? В дополнение к классическим ранним планам о разрушенных мечетях, которые означают, что ислам-это вера другого возраста, кинематографическое повествование, которое должно быть сосредоточено в первую очередь на осуждении великих религиозных предписаний, фокусируется только на практике саботажа и на том, как бывшие хранители власти (бай) или «под прикрытием» (председатель колхоза) наносят ущерб уборке хлопка и работе общины, используя пост. Не затрагивая вопросы веры фильм лишь строится на различии «старого мира» и «нового мира»-на ряде простых противопоставлений «мира мечети» и «мира красной чайхоны», кадры которых монтируются в фильме параллельно: так мечеть здесь является синонимом отсталости технической (освещается керосиновой лампой), и социальной-местом индивидуализма и эгоизма, пассивности и обездвиженности, где с помощью религии пытаются сохранить власть над доверчивыми людьми бывший бай, мулла и самодовольный и лицемерный предатель Наджим, а с другой стороны клуб-чайхона представлен как новый мир прогресса технического (электрическое освещение) и социального (свободные женщины), место активности и динамизма, радости жизни, спокойствия, простоты, честности и целостности (лидер партийной ячейки), где уважаются ценности сообщества (совместный труд, солидарность).